Infiltration of Darkness

Заметки Лары Равель. Глава V,
в которой пропавшее оставляет следы, растения ходят, моралисты настаивают на своём, а мирный вечер нарушает неожиданный гость.

Автор: Лара Райвен Равель Даркхольм (Aqua)

Почти день пути по джунглям. Неведомое существо, похожее на огромную птицу, то кружилось неподалёку, то улетало совсем.

За завтраком ПФ продолжает эскалировать плохое к себе отношение.

К вечеру вышли на уютную поляну. На поляне ветхий домик, пустой. Обследовали, нашли:

  • самодельная мебель/посуда
  • замочек (явно c “большой земли”)
  • бортжурнал корабля “Первой чайной экспедиции”. Дневник выжившего.

Из дневника:

…Остров встретил неприветливо. Многие погибли в 1-ый вечер от оружия чёрных эльфов. Часть выжила, спасалась в джунглях…
Я жил один, скрывался от чёрных… думаю, они почти нашли меня. Надо бежать…

  • медальон (латунь) на верёвке, с символом огня (словно оборонил кто).

Заночевали на поляне. Во время ночного дежурства М углядела, как в палатку Д тайком и оглядываясь, пытается залезть тот самый мужик, что молился огненной змее. М ухватила его за шкирдон с целью выяснить причины поведения. Начался детский лепет: “Ой, палаткой ошибся, бывает, каждый раз на новом месте”. Д проснулся и продолжил с нем беседу (в вежливом ключе). Тот продолжал врать. М разбудила ЛР, та услышала разговор с враньём и засадила кулаком в нос. Проснулся лагерь, РВ пришёл разбираться. Методом вранья и клеветы удалось сделать виноватым вруна (Хэнк, кстати, имя его). После этого Д установил растяжку с колокольчиком.

С утра двинулись дальше. Стычка с растениями (два вида – 1) сухостой с колючками, может стрелять!!! Сухостой мелкий. 2) человекообразные лианы могут опутывать лозами). Один погибший член экспедиции.

Далее была безобразная сцена с обследованием трупа члена экспедиции, дальнейшим обследованием РВ.
Результат:

  • РВ хотел скрыть символ огня с тела умирающего.
  • На Д косятся.

Разбили лагерь на холме. В стороне видна тёмная нелепая башня (день пути где-то). РВ был уговорен сходить посмотреть, что там. Все искали чай (ничего не нашли). ПФ опять вёл себя как идиот, вызывая всё большую неприязнь, ЛР доставала Хэнка чуток, чтобы не расслаблялся.

Все уже собирались спать, но костёр загудел, возрос и прямо оттуда, из пламени явилась дьявольская тётка, с крыльями, оружием, все дела. Помучила Д, хотя людям знающим, со стороны это напоминало договор с дьяволом. Мстительная тварь, уважает мстящих и может помочь, но и сама ничего не спустит.

View
Заметки Лары Равель. Глава IV,
в которой огненную змею выпускают на волю, а за героями начинается слежка.

Автор: Лара Райвен Равель Даркхольм (Aqua)

Битва с мелкими летучими гадами (вылезшими из лавового озера) завершёна.
Один погибший член команды. Похоронили – скинули в лавовое озеро.
Нач. команды не дал подойти!!! (Профессор хотел забрать вещи).

Рядом с озером расщелина. Пока отдыхали M подслушала, что команда косится на профессора и планирует сдать по приезду (профессор на это прореагировал неадекватно – лекцию прочитать предлагал).

Спустились в расщелину, парочка лавовых озёр. Парочка огненных змей. Убили (мы их, но и она нас старались). Осмотрелись. На стенах знак △, поморозили, открыли. Огненное НЁХ, полетало, улетело.
(LR видела символ у безумца на рынке “Скоро конец, всё сгорит”).

Вышли отдыхать, спать.
Филли подошёл к Дереку вечером. Сказал, что один член команды упал на колени и поклонялся.
Утром Дерек рассказал остальным. Профессор отчитал Филли.

Над нами кружится новая НЁХ с раскрасом похожим на раскрас дроу.

View
Заметки Лары Равель. Глава III,
в которой обезьяна умирает, но ненадолго; открывается дверь в дереве, дроу устраивают демонстрацию от всего сердца, экспедиция трогается в путь, а лавовое озеро демонстрирует своих обитателей.

Автор: Лара Райвен Равель Даркхольм (Aqua)

Отдохнули после побега от динозавров. Решили сходить за вещами. Лук и набор скалолаза нашли без проблем, а вот сундука не было на месте, кто-то утащил (след, словно волокли). Пошли по следу…

… вышли на поляну, там сундук, раскиданные вещи. PF начал собирать – появилась обезьяна. Получила от D. Обиделась, попыталась ответить. Получила от всех. Умерла…

Пока собирали вещи, набежали ещё обезьяны. Кричали, ругались PF и LR отмахивались от них огненными и звуковыми эффектами. В итоге разошлись без жертв. PF забрал свои вещи, обезьяны забрали свой труп.

Продвигаясь к месту встречи с дроу услышали звуки барабанов. Пошли смотреть. Там стадо обезьян стучало во всё подряд, лежал труп, а рядом было дерево с дверью. Оттуда вышел человек в странных одеждах (чей след мы видели раньше, на поляне с вещами. След в ботинке закончился и тут же начались обезьяньи следы). Он подошёл к трупу и буквально воскресил его. Прям воскресил. И пришитая рука заработала.

Сходили пообщались с хранителем леса и супругой его – говорит на сильване. Говорит, следит за балансом.
Его нарушают:

  • Дроу
  • Некий волшебник (делает эксперименты с животными)

Так же есть руины на острове. Показали где примерно.
Поболтали, покушали, проводили динозавров, пошли на встречу с дроу.

Переговоров не получилось. Была тьма, песнопения, демонстрация шевелящегося сердца с последующим его прокалыванием. Валите отсюда, дескать.

Свалили в лагерь на берег. Рассказали о дроу. Поспали. PF делал лебедей.
С утра экспедиция двинулась в путь. Наткнулись (котик увидел, D рванул, как псих) озеро лавы, а оттуда, как чертики из коробки, выползали… неведомые существа.

View
Заметки Лары Равель. Глава II,
где пленного отпускают, а местная фауна пожирает друг друга.

Автор: Лара Райвен Равель Даркхольм (Aqua)

Профессор и Семпай углубились в леса изучить изображение змеи на куске ткани.
В поисках их и все остальные углубились. Посмотрели на змею, ничего не поняли, вернулись.
(символичное изображение змеи, нарисованное, похоже, кровью).

“Побеседовали” с пленным. Профессор послушал.
“Белые захватчики, убирайтесь, богиня-змея покарает” и всё в таком духе.

С утра пленный вёл себя потише (то ли очаровался, то ли нет).
Привели его к изображению змеи. Пал на колени, начал бормотать на шипящем языке. Внезапно, Дерек его понял и повёл диалог.
(Почему бы паладину не знать язык, напоминающий язык демонов, абсолютно не понимаю).

Договорились встретиться со старейшинами племени, показал место, где и был отпущен.
Не любит солнечный свет. Все они живут в норах.
Этого звали что-то типа Скользящий по листьям.

Далее путники столкнулись с богатством местной фауны, мелкими, средними и крупными представителями.
Часть убили, от части (огромной) сбежали (прыгнули с обрыва в озеро), оставив сундук, лук, рюкзак со снаряжением.

Засели в кустах отдыхать.

Один морячок выдал Семпаю трубку. “Будет совсем плохо – сожми и потри”. Ну, или как-то так.

View
Заметки Лары Равель. Глава I,
где корабль прибывает на Остров, и Остров встречает его не слишком дружелюбно

Автор: Лара Райвен Равель Даркхольм (Aqua)

Путешествие на корабле: спокойно.

Мильва – училась навигации.
Профессор – страдал. Когда не страдал – беседовал со всеми.
Дерек – помогал в чёрной работе.
Семпай – занимался своими моряцкими делами.

Едем за чаем.

По прибытию: разбили лагерь на берегу. Профессор бегал, всё щупал. Далее – искали воду, нашли воду. Нашли напавших на них тварей (динозаврики).
Профессор пытался схватить рыбу и шибанул по ней шокграспом. Огрёб сам.
Отбились от динозавриков, вернулись в лагерь.

Ночью нападение. Стрелы! Колдовство! Ранили и пытались утащить с собой морячков!
Часть нападавших убили, часть разбежалась, одного взяли в плен. Из экспедиции никто не умер, никого не утащили в плен. Семпай и Дерек отбивали.

Пленный ну точь-в-точь эльф, только чёрный, как смоль. С рисунками на коже (красными).

View
Побег из мира теней
или история одного линча
Состав партии Фиона Банс, Жан-Жак, Гастон “Кулак”
Дата событий 15 месяца Жернов 1581 г.
Место событий Рамхон, Рамхон (Тень)

Предыстория

Летом 1581 года в округе деревни Рамхон начали происходить странные нападения – началось всё с кровожадного убийства пары пастушьих собак, но вскоре появились и жертвы среди людей. Первым был убит нищий из близлежащего города Гринкост, которого отказались пустить в город после наступления комендантского часа. Следующий жертвой стал пьяный стражник, который решил выйти во время ночного дежурства за городские ворота облегчиться.
В городе пошли слухи о появлении в округе ужасного неуловимого монстра, который появляется каждое полнолуние и уносит жизни незадачливых гуляк.

Lyncher_Werewolf.jpg 14 числа месяца Жернов 1581 года, группа из трех ребят решаются проверить свою храбрость и посмотреть на этого ужасного монстра из кустов недалеко от места последнего нападения. Вылазка закончилась трагедией – заметив детей, чудовище набросилось на одного из смельчаков и разорвало ему горло. В страхе, оставшиеся дети бросились к городским воротам. Придя в себя, они описали жуткое создание: небольшая облезлая дворняга, быстро и ловко передвигающуюся на задних лапах, с пастью полной острых клыков и налитыми кровью глазами.

Однако городская стража не торопилась – империю раздирает гражданская война, и работы у них было более чем достаточно. Следующее полнолуние будет ещё только через месяц. Времени более чем достаточно, чтобы основательно подготовиться к сражению с чудовищем.
Разгневанные подобным отношением, жители Гринкоста, во главе с Гастоном “Кулаком”, решили взять дело в свои руки. Никакая тварь не смеет нападать на их детей. Скинувшись всем кварталом, горожане наняли охотницу Фиону Банс отыскать логово монстра.

По ещё не остывшим со вчерашней ночи следам Фиона добирается до деревни Рамхон – маленького поселения пастухов и лесорубов, насчитывающие от силы 6 домов. Пообщавшись с местными жителями, она выяснила, что незадолго до начала нападений у одной из жительниц родился сын. Слишком много совпадений. Толпа горожан, вооружившихся вилами, факелами и топорами отправилась вершить правосудие.

Гроза

Закрытые врата деревни не остановили разгневанную толпу. Несколько ударов ручного тарана и ворота начали поддаваться.
Прекратите! Мне не нужны проблемы. – ворота медленно открылись и в проёме появился мужчина в возрасте: – Забирайте то, зачем вы явились и уходите.
Гастон устремился к цели их визита – к дому, в котором должен скрываться убийца. На пороге, заградив своим телом стоял молодой дворф.
Пошли вон, ублюдки!
Вы скрываете мерзкое отродье, которое держит в страхе местные земли уже ни один месяц! – Гастон медленно поднялся на крыльцо, держа в своих руках солидных размеров топор, и навис на дворфом.
Сколько ещё наших детей должно умереть, прежде чем мы возьмёмся всё в свои руки?! – донёсся крик с задних рядов. Жан-Жака судя привёл отнюдь не праведный гнев. Разъярённая толпа редко следит за своими кошельками. Главное, как следует её разогреть.
Позади дворфа появилась женщина, которой он доходил, от силы до пояса.
Рупер, дорогой, что тут происходит?
Иди в дом, я разберусь. – он затолкал её обратно в дом. – Вы войдёте только через мой …
Удар рукояти топора прервал фразу. Гастон перешагнул через лежащего на полу и корчившегося от боли Рупера. – Никто не тянул тебя за язык.

“Началось”, – промелькнуло в голове у Жан-Жака, когда волна людей рванулась в дом, топча и пиная лежащего дворфа. “Главное, действовать аккуратно. Торопиться нам некуда.”

В дальней комнате Гастон уже видел того, кто устроил кровавую расправу прошлой ночью. Младенец, покрытый тёмным жёстким волосом с ног до головы, словно багбир, лежал в руках молодой девушки. Осталось последнее препятствие – женщина, которая выскочила перед Гастоном.
Что же вы творите? Это же просто ребёнок!
На секунду в комнате воцарила полная тишина, стихли даже крики людей, ворвавшихся в комнату следом. Фиона прошмыгнула в комнату и прильнула к стене.
“Ты всё правильно делаешь, Гастон. Никто, кроме тебя не защитит этих людей”.
 
Отдайте … его и никто больше не пострадает.
Пожалуйста, уходите – сбиваясь умоляла, видимо, бабушка этого монстра.
Одним мощным движением Гастон оттолкнул женщину и протянул руки к младенцу, безмятежно лежащего в руках девицы.

Раскат грома, яркая вспышка и последующий крик заставили его бросить взгляд на окно. В дорожной грязи лежало обугленное тело. Дым лениво поднимался от него, и разрезался косым дождём.

У Жан-Жака рябило в глазах от вспышки. Только что, возле него стоял человек с пухлым от медяков кошельком, а теперь это лишь груда обгоревшего мяса. Толпа с криками и молитвами о пощаде бросилась в рассыпную, бросая вилы и факела. Тело сковало от страха. Не имея возможности сойти с места Жан-Жак медленно оглядывался, наблюдая как одного бегущего за другим поражала молнии. Он встретился с холодным взглядом мальчишки лет шести, смотрящего через окно одного из домов. По правую руку от стояла напуганная рыжеволосая девочка, прижавшая руки к лицу и испуганно моргающая при каждой вспышке. Очередная молния ударила в полуметре от Жан-Жака. Он повалился лицом в грязь. Звон в ушах заглушил крики.

Во тьме

Крупные капли дождя лениво барабанили по затылку. Гулкий звон сменился мертвецкой тишиной, которую изредка прерывал всплеск в ближайшей луже. Взгляд застилала туманная пелена, заставляющая всё видеть в блеклых серых красках.
В паре метрах поднимался из грязи Гастон. Кроме него в округи не было никого: ни трупов, ни даже следов их присутствия. Только руины домов, которые буквально несколько мгновений назад ещё стояли вокруг. Старые, дряхлые остовы, растрескавшаяся и заросшая мхом кладка печей – дома находились в запустении ни один десяток лет.
 
Не хочу разводить панику, но мы мы что – умерли?! – срывающимся голосом спросил Жан-Жак, поднимаясь из грязи, – Эй, здоровяк, я к тебе обращаюсь!
Гастон уже успел подняться и пристально всматривался в развалины дома из которого мгновение назад выбежал.
Эй, девочка, выходи. Я тебя вижу. – Гастон сделал пару шагов на ещё подкашивающихся ногах в направление дома.
Вообще-то, меня зовут Фиона. Без фамильярностей, пожалуйста, – из руин поднялся следопыт, отряхивая и поправляя свою одежду.
Я не тебе… – бросил в сторону Гастон и указал на место, где недавно комната. Сейчас же Фиону от этого места отделяли лишь остатки стены, высотой не больше метра.

Фиона подтянулась, что бы заглянуть за преграду. Припав к противоположной стене на неё смотрела девочка лет тринадцати. Из-за книги, которой она прикрывала своё лицо виднелись только пара больший серых глаз. Толстая коса из седых волос ниспадала на прогнивший деревянный пол. Бант из голубой ленты украшал её волосы – единственный яркий акцент во всём её сером и безжизненном облике.
Вы выглядите слишком живыми, что бы быть мёртвыми. – девочка встала и принялась с неподдельным интересом разглядывать Фиону.
В смысле? Что за глупость?
Вы не выглядите как живущие тут. А все мы – давно мертвы.
Ты сказала, что тут есть другие? Можешь отвести нас к кому-нибудь… повзрослее?

Lyncher_Tornado.jpgНе проронив ни слова, девочка сорвалась с места и побежала прочь. Жуткий завывающий звук за спинами заставил обернуться и перестать следить за беглянкой. Столп чёрного дыма, закрученный в вихрь надвигался со стороны мёртвого леса. Скрип гнущихся стволов сливался с воем смерча в ужасный крик, леденящий кровь в жилах. Чёрные клубы дыма вихря вырывались из него, формируя костлявые руки и иссушенные лица.

// TODO
4. Вихрь

// TODO
5. Встреча с Томасом

// TODO
6. Стычка с деревьями

Чем дальше в лес, тем больше дров

// TODO
7. Встреча с Паладином

// TODO
8. Сопли

// TODO
9. Жертва паладина

// TODO
10. У дерева

Эпилог

// TODO
11. Инквизиция.

View
Черновые записи Элиора. Глава 2
То, что ты ищешь, всегда оказывается на другом берегу реки без брода

Автор: Элиор (Hatber)

Опустошенная каменная чаша, стоявшая посреди круглой комнаты выглядела одинокой и обыденной, лишившись той завесы тайны и загадки, окутывающей ее лишь несколько минут назад. Напоследок осмотревшись, не ускользнул ли от наших взоров еще хоть малейший признак неизведанного мы отправились назад к выходу, чтобы скорее хорошенько отдохнуть и получить заветную награду, но как бы сильно нам не хотелось быстрее оказаться в спокойном городе, в теплой таверне, держа в руке холодную кружку эля, мы не смогли оставить без внимая последний неисследованный оплот подземелья, скрывавшийся за мрачной запертой дверью. Пространство рядом с замком было обильно исцарапано, указывая на то, что она была подвергнута не одной попытке натиска, при этом оставаясь неприступной, тем не менее Мор с помощью Мей не оставил ей и шанса, ловко сработав своими инструментами.

К счастью за дверью нас не ждала затаившаяся опасность, ибо будучи измотанными и уставшими мы, вероятно, не смогли отбиться бы даже от жалкого десятка гоблинов. Зайдя в комнату, нельзя было не заметить обширную гравюру, покрывавшую буквально всю свободную площадь, в изображениях которой легко узнавались очертания горной цепи. В нескольких местах гравюра была инкрустированная камнями, цвета которых явно апеллировали к мыслям, соотносивших каждый из них с одной из все тех же четырех стихий, с символами которых мы уже не раз сталкивались в этих чертогах. Немного осмотрев помещение и не найдя ничего подозрительного, все же: “Это ловушка”, подумал Док, уходя из комнаты: “Точно ловушка”, решил жрец Бъярн, поспешно устремившись к нему, а я же с Мей, ничего не подумали, лишь в последний момент заметив, как Мор уже подносил острие ножа к одному из камней. Последующее мгновенье, хоть и изрядно натянуло нам нервы, все же закончилось благополучно: драгоценный минерал щелчком вылетел из паза, как и в прочем остальные несколько секунд спустя. Опуская дальнейшие тщетные попытки Мора встроить эти камни то тут, то там, воодушевившись находкой, но так ничего и не добившись мы наконец-то выдвинулись в Чилкост, игнорируя уже наступившее темное время суток, спеша оказаться дома.

Пройдя последующие несколько часов по равнинам, мы наконец-то увидели величественно возвышающийся над землей частокол города. Отправившись сразу же в таверну, где мы уже долгое время снимали комнаты, к своему удивлению обнаружили за одним из столов нашего проводника по пересеченной местности – Хвоста. Как он говорил, был родом из одной горной деревушки, а будучи последовательным, относился к нашим приключениям как к обыкновенной работе, вроде кузнеца, день за днем отливая и куя мечи, тем самым зарабатывая себе на жизнь. Несколько дней назад он пропал, лишь обмолвившись, что ему надо совершить старый обряд его народа, и вот сидя сейчас со здоровенным черепом с клювом он неустанно твердил, о своей принадлежности к настоящим мужчинам. Искренне порадовавшись за его успех, я тем более воспрял духом, приняв предложение отметить его успех, уже заказанной выпивкой, все таки выручку за вылазку мы получим только завтра, после проверки найденных ценностей.

Немного передохнув от удавшегося похода за разговором в дружеской компании, мы было засобирались по своим комнатам, отдохнуть и телом, а также привести мысли в порядок, но тут нас ждало разочарование – жадный до денег трактирщик уже сдал наши комнаты. Возможно, в последнее время наши дела и шли не очень, и задерживали мы иногда оплату, но нельзя же так с людьми?! Даже его предложение остановиться нам в общей комнате вызвало у меня праведное недовольство, ну не ночевать же нам вместе со сбродом пьяниц? Но тут припоминая наставление Алорана, что к друзьям надо проявлять терпение и понимание, а мы все таки уже не раз были у него в долгах, я утихомирил свой гнев и мы начали обдумывать другие варианты. Хвост предложил отправиться в его лагерь недалеко за городом, но усталость уже давала о себе знать, да и Мор, пивший в три горла уже еле стоял на ногах, поэтому пришлось принять “щедрое” предложение нашего арендодателя и отправиться ночевать в этот рассадник пьянства и беспринципности.

Узола мне помоги! Теперь я все больше убеждаюсь в необходимости возведения, так давно терзавшего мои мысли храма, где каждый достойный человек мог бы найти пристанище. Мало того, что всю ночь из углов раздавалось подозрительное шуршание, так и местный бродяга почему-то всю ночь считал меня своей подушкой, даже когда я отдохнул и начал писать эти строки он никак не мог от меня отстать! Утром, сразу же было решено проверить найденные нами вещи подальше от лишних глаз, тогда мы отправились в лагерь Хвоста, в который накануне он нас так любезно приглашал. Даже не удосужившись отведать местной утренней стряпни мы отправились в путь. Придя на место, я попросил разложить все вещи предо мною, чтобы впитав божественную энергию прямо из воздуха, проникнуть в суть найденных вещей, минуя трату внутренних резервов. Результаты не заставили себя ждать, мне ясно открылось, что найденный нами жезл явно обладал уникальными особенностями, надеюсь Элран по достоинству оценит наши труды.

Уже с самого утра меня тревожило некоторое чувство беспокойства, отдававшее неприятным зудом. Можно было бы подумать, что пора принять элементарные гигиенические процедуры, но смотря на своих непрерывно почесывающихся товарищей, источник тревоги был быстро выявлен. Похоже мои опасения по поводу места нашей ночевки не оказались пустыми, и пусть мы не потеряли наших вещей в этой ночлежке, зато с лихвой получили то, чего совершенно не желали. От местного сброда мы умудрились подцепить вшей, и теперь придется избавляться от этих гнид. Тут Хвост вспомнил про один метод, практикующийся на его малой родине, с названием “обряд легких стоп”, который требуя обрить волосы, обещал быстрое избавление от паразитов. Припоминая, то, что некоторые из моего рода, также практиковали похожий обряд лишения головы волос, хоть и по причине желания быть ближе к природе и лучше чувствовать дуновения ветров посланных Узолой, я без промедления поддержал его инициативу. Между тем, похоже Док чувствовал себя прекрасно, избежав соседства букашек, Мор, дорожа своей шевелюрой, решил опробовать менее радикальный способ, как и Бьярн, который все распинался, что “Дворф без бороды, как орк без меча”, угрожая отрезать что-нибудь ценное всякому, кто посягнет на его сокровище, взращенное годами. Благо рядом было небольшое озеро, куда мы направились сделать задуманное, но не успели мы сбрить и нескольких прядей, из-за кустов подозрительно уверенной походкой к нам вышел гоблин с окровавленным мешком в лапах.

Продемонстрировав содержимое мешка, которым похоже оказалась отрезанная голова шахтера Торвина, гоблин потребовал вернуть то, что мы якобы украли у них из пещеры. Мало того, что они первые на нас напали, так и еще оказывается следили за нами уже давно! Было ясно что рядом с нами уже устроена засада, но хотя бы то, что на нас не просыпался дождь из стрел означало некоторое сомнение в своих силах нашего врага. Я попытался воспользоваться этой ситуацией, чтобы мирно договориться, но наши внутренние разногласия быстро сорвали этот план, в этот же момент чаша терпения дворфа, дополнилась до краев и превратилась в громогласный клич, заставляя поднять молот и двинуться в атаку. Неплохая попытка, но его грудь тут же встретила уже подготовленные стрелы, вырвавшиеся из кустов, и хоть несколько из них все же не достигли своей цели, Бьярн подкосившись упал, сраженный остальными. К счастью эти твари не обладали особой живучестью, победа была достигнута буквально за несколько точно вымеренных ударов, обратив последнего оставшегося в бегство. Сколько я не призывал нашу группу отпустить его, мои слова не были услышаны, и даже Хвост, распыленный битвой, ринулся в погоню в чем мать родила! Что же, Алоран был прав, что если люди хотят полоумно бегать по полям, пытаясь догнать юркого гоблина, они будут бегать. Я же решил закончить процедуру и последить за вещами, ведь казалось бы, что могло пойти не так?

Что – то явно пошло не так. Не успел я вернуться в озеро, как услышал истошный крик, звавший меня на помощь, со стороны куда унеслись мои товарищи. Тут уже и мне пришлось пристыдившись броситься стремглав за ними. По стрелам, торчавшим то тут то там из неудавшихся преследователей сразу стало ясно, что у гоблинов все-таки был план отступления. Оказав с Доком помощь раненным, мы отступили назад к лагерю, но и тут нас ждала неудача: вещи были разбросаны, а чаши украдены. После такой неудачи нам осталось только возвращаться в город к Эрлану, надеявшись сохранить то, что осталось.

Элрана мы нашли как всегда в своем кабинете, завидев нас он оторвался от своих бумаг и приспустив очки-полумесяцы, поинтересовался о наших успехах. В общих чертах он узнал и про Торвина, и про пещеру, и про сегодняшнюю неудачу. Выразив свои соболезнования жене погибшего шахтера, он начал подробнее осматривать добытые нами предметы. Драгоценные камни он сразу же обменял нам на серебро, разделенное честно между нами. Жезл его заинтересовал намного больше, который он взялся продать за неплохие деньги, и хотя он и говорит, что это достаточно тяжело, надеюсь у него все получится. Больше же всего его удивили стихийные реликвии, которые мы нашли в пещере, даже принадлежа к серебряной семье, он не представляет что эти предметы могут значить, но посоветовал отправиться к главному феодалу, в обширных архивах которого может быть найдена нужная нам информация. Теперь же мы стоим на распутье перед выбором, пуститься в дорогу, или же еще уделить внимание гоблинам, доставившим нам столько хлопот.

View
Черновые записи Элиора. Глава 1
Кто первый встал, того и тапки

Автор: Элиор (Hatber)

Элран никогда не отличался способностью быстро и четко сформулировать нашу новую цель. Порой мне кажется, что слова этого пожилого человека растекаясь в эфире мироздания, образуют под сводами пещер сталактиты и падают медленно, лениво, отдельными буквами и ошметками слогов наземь, уходя в небытие. И хотя сегодня нам также пришлось насладится его выдержанной годами нерасторопностью, мы вновь убедились в незаменимости и осведомленности нашего партнера.

На этот раз Элран поведал нам, что недалеко от города была найдена новая пещера, и уже в скором времени туда будет направлен отряд для досконального обыска. Мы решили воспользоваться промедлением местных и первыми добраться до столь долго покоившегося в сокрытии места, чтобы проникнуть в его тайны, изучить его… Ну и попутно разжиться чем-то более материальным, в конце концов моя мечта – храм великой Узолы, богини неукротимой бури, сам себя не построит, да и последнее серебро уже ушло на кров с едой и на отдушину – этот дневник.

Немедля со сборами наша компания выдвинулась к условленному месту – какому-то сараю близ города, где нас должен был ждать шахтер Торвин, так любезно готовый передать нам карту нахождения найденной пещеры. К сожалению, познакомиться с таким замечательным помощником мы не смогли: в сарае нас ждало лишь сухое сено, пол испещренный топотом множества следов, и тело с явными отсутствием жизни в нем по причине отсутствия у него головы.

Даже не успев уловить чувство разочарования за утраченную возможность и неприязнь к акту расчленения, наш добрый друг Мор, схватив рапиру своим неизменным пистолетным хватом, начал активно копаться в сухом сене, разбросанным повсюду. В итоге наш охотник за головами, к удивлению, оказался неплохим охотником на припрятанные вещички, все – таки разыскав необходимую нам карту, хотя по его счастливому виду, можно было предположить, что он надеялся найти припрятанный капкан.

Получив карту, и разобравшись с местоположением нашей цели мы были готовы выдвигаться, но не оставлять же обезглавленного беднягу, в самом деле, в таком виде? Честно говоря, я не так давно в этих краях и совершенно не знаю местных традиций упокоения усопших. Надеюсь когда нибудь ярчайшая искра Узолы коснется каждого, как и меня в прошлом, но до того времени, к великому счастью, со мной в компании жрец далёких дворфийских земель, думаю этот весь в шрамах и любитель до драки бородач сделал все что мог для несчастного, принеся мир его душе.

Пройдя несколько часов по равнинам, в подлесье мы наконец-то нашли вход, указанный на карте, представляющий из себя замаскированный пролом в земле. После короткого осмотра стало ясно, что проход пытались спрятать меньше дня назад, а вниз до сих пор свисает веревка. Понадеявшись, что нас все-таки не опередили мы вступили в манящий нас мрак подземелья.

После спуска мы оказались в просторной комнате, с приоткрытой массивной дверью напротив, к своему удивлению обнаружив такие же следы как и у сарая. Мор с Мей, наивной девушкой, путешествующей вместе с нами, решили уже с порога заняться доскональным исследованием. Видимо интуиция и острый глаз развиты у нашей спутницы гораздо существенней, чем элементарное общение с людьми, ведь еще с моей встречи с ней в Редфейр, она оставалась замкнутой и нелюдимой. В любом случае, они быстро нашли нажимную пластину, при задействовании которой, справа открылся проход, освещая стены комнаты красными тонами и заполняя ее сухим горячим воздухом.

Заглянув в открывшийся проход, мы обнаружили естественную пещеру со свисающими с потолка сталактитами и вскипающей лавой, неохотно побулькивая, заполнившую изрядную часть пола. Не успели мы опомнится, как из нее выскочили несколько мелких чудных созданий, покрытых раковиной из магмы, из щелей которой то и дело вырывались струи пламени. Возможно мой разговорный первородный не так хорош, как у моего учителя Алорана, оставшегося далеко в эльфийских землях, или же эти сгустки жара на самом деле далеки от природных стихий, ибо установить с ними контакт мне так и не удалось. Впрочем, что-то вереща и бросившись на тех, кому повезло первыми проникнуть в пещеру, они совершили большую ошибку, уже через несколько мгновений разлетевшись раскаленными кусками во все стороны.

Немного залатав ожоги, Мор и Мей продолжили свои исследования, что обернулось необычной находкой. Как оказалось, один из свисающих с потолка сталактитов держался на болтах, и, естественно, был тут же откручен. Внутри него мы увидели золотой стержень покрытый рунами, и хотя сегодня пока сложно утверждать, наделен ли он магией, выглядит он необычно, и, надеюсь, достаточно дорого, чтобы местные торговцы оценили нашу находку звонкой монетой.

Настало время продвигаться дальше. Выйдя обратно в комнату, мы пошли прямиком в приоткрытую дверь, следуя следам на полу. Выйдя в перпендикулярный к нам коридор, мы увидели каменную дверь слева и коридор, ведущий в пещеру справа. Немного покопавшись с замком на ней, Мор плюнул на это дело, решив возвратиться позже, в конце концов вспомнив, как говорил Алоран: “Лучше съесть кусок хлеба сегодня, чем мясо завтра”, я тоже подумал что так пока будет лучше. Пройдя в помещение напротив от не поддавшейся двери, наш слух привлек тихий шелест, исходивший из мрака, заполнившего весь свод пещеры. Во все более нарастающем шуме мы разглядели стаю просыпающихся летучих мышей, готовившихся отправиться на ночную охоту. Благоразумно решив не проверять плотоядность этих рукокрылых тварей на себе, мы быстро забежали в проход слева, к комнате с шестью массивными колоннами и алтарем в дальнем конце. Лишь переступив порог, мы на своей шкуре убедились, что не всем дано обладать легкой поступью эльфа, ибо первое что нас встретило – град стрел, выпущенных из луков четырех гоблинов, выпрыгнувших из-за колонн, где они по всей видимости решили устроить засаду.

Бой оказался скоротечным, но изнуряющим. Израсходовав изрядную часть своих сил, дарованных Узолой на исцеление раненных, я сам схватился за мечи, угостив гоблина щедрой порцией отменной стали. Вскоре, когда последний писклявый голосок утих, пришло время заняться полученными травмами. Едва переведя дыхание, я уже было хотел обезопасить хотя бы сильно раненных от скоропостижной смерти, но тут за дело взялся Док, последний участник нашей небольшой группы, не испугавшейся тайн забытых руин. Он выглядит старым седым человеком, скрывающим свое лицо капюшоном, и хотя мы ни разу не слышали о его прошлом, как он говорит по личным причинам, тем не менее обладает множеством незаменимых навыков. С помощью своих обширных магических знаний, он уже не раз выручал нас, вливая энергию жизни с помощью, как казалось бы, обыкновенной медицинской помощи, даже простые бинты в его руках исцеляли самые глубокие раны, а его языкознание было безграничным, благодаря которому мы узнали, что гоблины хотели задержать нас, пока не придет Гохал.

Дальнейшие наши поиски привели к алтарю, на массивной плите которого были изображены четыре основные стихии мироздания, а перед ним стояли пять чаш, под которыми были обозначены элементы огня, воды, земли и воздуха. Уж не знаю на кого уповали древние архитекторы, но решить эту загадку, предназначенную для сорокалетнего юнца не составило труда, заполнив каждую чашу элементом, изображенным под ней. Лишь сделав это, мы попали в хитроумную ловушку: из-за алтаря начал течь газ, полыхавшим зеленым свечением и отдавая болью в груди при каждом вдохе, при этом дверь за нами, оставлявшая единственный выход, с грохотом закрылась. Слава Узоле, что решение было найдено быстро: свалив все элементы в последнюю чашу, мы смогли разрешить эту ловушку, и как только это произошло, плита алтаря медленно, с монотонным скрежетом поползла вверх, как и дверь позади нас.

Убедившись что опасность миновала, мы вошли в открывшуюся комнату. Там нас ждало помещение с одинокой каменной чашей, в глубине которой, в центре лежал диск, с изображением тех же четырех стихий. Поверх него неприступно висел латунный стержень, охраняя от посягательств извне, и оставляя зазор лишь в несколько миллиметров. Игнорируя надпись на чаше, гласившей, что укравший ключницу будет проклят на веки, Мор не сомневаясь в своих решениях, надавив на стержень, и опрокинув, изъял его вместе с диском. Теперь же, получив вожделенное сокровище, нам остается лишь двигаться вперед, надеясь вернуться в Чилкост в целости, принеся добытые сокровища с собой.

View

I'm sorry, but we no longer support this web browser. Please upgrade your browser or install Chrome or Firefox to enjoy the full functionality of this site.